День победы в литературно-мемориальном музее Ф.А. Абрамова

7 мая 2019г. в музей Ф.А. Абрамова на литературный вечер «Война прошла сквозь наши души» по традиции собрались труженицы тыла, ветераны труда, дети войны, чьи судьбы опалены войной, веркольские школьники. На вечере сотрудники музея Абрамова А.Ф. и Никифорова Н.Б. рассказали о земляках, которые испытали все тяготы военного и послевоенного времени.
Анна Петровна Постникова родилась в 1928 году в д.Смутово. Кроме неё, в семье было еще 4 брата. Она рассказывала: «Третий класс не доучилась. Семья большая, мама сказала: «Поезжай зарабатывай кусок хлеба, если не хочешь есть парево». В 14 лет девушка поехала в лес в Лывлей. «Лес возили по Нельменьге за 5 км да по 5 раз. Возила всю зиму, весной на сплав. Ничего не видела, кроме сосны. Всё с пилой да с топором, да с багром. Ни обутки, ни одежды. Хлеба дадут, думаешь, половинку съесть или как. А есть то хочу, так всё утром и съем». Позже Анна Петровна работала телятницей в Верколе.
Заварзин Николай Феоктистович родился в Летополе и всё детство прошло там. Отец Феоктист Петрович Заварзин служил в трудовой армии, мать Богданова Елена Егоровна «всё с колхозной работой убивалась. В колхозе век работала. Не сколько заработала, сколько здоровья отдала. В войну мякину толкли да солому, немного муки добавляли, такой хлеб ели . Сухарьки с паревом, с осью кушать-то неважно. Летом грибы, ягоды носишь. Кому-нибудь травы принесёшь, так молока поллитра дадут за кузовочек. Потихонечку и жили».
Постников Борис Степанович вспоминал: «Мох ели, семя конопли жесткое. Муки давали немного на трудодень. На Кеврольском жили во время сенокоса. Наварят смородины и хорошо! Без песка. Грибов насобираем, суп сварим, иногда мусёнку ели. Это сейчас богато живут. А раньше одеть нечего было. Бегали по проталинкам босиком, спали на полу, на полатях, на печке. Ждали домой маму Александру Максимовну. Она зимой ездила за сеном в Сямженьгу. И не видала нас: утром ещё спали, а вечером поздно возвращалась, мы уже спали».
Эмоционально о своём военном детстве рассказала Анна Григорьевна Ёфина: «Я родилась в д. Касконемь в 1934 году. В школу пошла в войну. Босиком ходили в школе, разуемся, так и ходим. На перемене давали одну картошину и одну поварёшку похлёбки — мусёнки. Учила нас Мария Неофитовна Рогалёва. Поставит меня к учительскому столу, я читаю «Как закалялась сталь». Я хорошо училась, хотела учиться-то. Закончила только 3 класса. Один букварь на всю деревню был. Бумаги не было, чернилами писали. Свету нет, спичек нет, керосина нет. Горе! Горе эта война! Объявили: война закончилась. Мы в школе были. Тонька плачет: «Татенька-то наш погиб! А наш отец вернулся домой больной, вскоре умер в Северодвинске. Работать я пошла дояркой с 14 годков, 7 лет обряжалась: ни одного выходного, ни одного отпуска! И сейчас рано встаю, привыкла
тогда рано вставать…»
Пётр Егорович Клопов поделился воспоминаниями о своей маме-труженице Анне Максимовне Клоповой: «14 лет прожила в лесу в Немнюге, Пилесе (речушка впадает в Нижнюю Ёжугу), 8 лет до войны в лесу работала. Даже картошку не дадут выкопать, в лес отправят. Всех гнали в лес. Отправлялись с ребятами, с коровами. Не выйдешь на работу, так засудят. Есть обутка, нет, иди на выгонку леса. Дисциплина крепкая была! Зимой сено возила с Сямженьги, с Хорсы, с Усть-Нельменьги. Рано вставали, часа в четыре. Женщины друг другу помогали. Если не помогать, то не выжить…»