«В фокусе»

В 1963 году в Архангельский краеведческий музей была передана большая коллекция вещей, фотографий и документов, принадлежавших Антонине Яковлевне Колотиловой.

В ее составе поступил оригинальный художественный фотопортрет Антонины Яковлевны в концертном костюме. Вероятная датировка съемки — вторая половина 1930-х годов: именно в этот период была создана целая серия профессиональных постановочных фотографий, отображающих творческую жизнь Русского народного хора северной песни.

Портрет интересен уже тем, что для усиления художественного эффекта здесь применена техника ручной колоризации: черно-белое изображение расписано масляными красками. Ручное раскрашивание снимков акварелью, маслом, пастелью или цветными карандашами стало популярным в Европе и России примерно со второй половины XIX века, а в СССР широко использовалось вплоть до распространения цветной фотографии в 1980 годы.

Имя художника, так живо и реалистично выполнившего колоризацию фотопортрета нашей героини, неизвестно. Неизвестен и фотограф — автор снимка. Мог ли это быть один и тот же человек? Антонину Яковлевну всегда окружало множество талантливых, творческих людей. Среди ее архангельских родственников и друзей были и профессиональные художники. Пока это загадка, но исследование продолжается…

Рассмотрим подробнее изображение на портрете. Наша героиня запечатлена в традиционном северном костюме — высокой девичьей повязке, расшитой жемчугом и перламутром, с цветными шелковыми лентами, в белой рубашке с богатыми узорными запястьями, шелковом цветном сарафане и парчовой коротене. На плечах — репсовый фиолетово-оранжевый плат с кистями, подоткнутый «по-пинежски» под лямки коротены, на шее — неизменные крупные «янтари» в несколько рядов. В таких подлинных старинных нарядах выступала знаменитая пинежская группа колотиловского хора.

Благодаря неизвестному художнику мы можем видеть живописный концертный костюм Антонины Яковлевны практически в натуральной расцветке.

Особое внимание стоит уделить музыкальному инструменту, с которым сфотографировалась артистка. Это немецкий родственник русских гуслей — цитра.

Северорусский костюм и немецкая цитра? Несоответствие? Это еще одна загадка от Колотиловой — своеобразный биографический ребус, зашифрованный в портрете. Непростой во всех отношениях была наша героиня!

Антонина Яковлевна была наполовину немецких кровей: ее мать Ирма Леопольдовна Варгенау происходила из семьи архангельских немцев, выходцев из Нюрнберга. Семья Варгенау жила в Соломбале и владела магазином музыкальных инструментов! Ирма Леопольдовна прекрасно пела, играла на цитре. Став женой зажиточного крестьянина Якова Ивановича Шерскова и поселившись с ним в вологодской глубинке, она сохранила любовь к музыке и пению и передала ее своим детям. Именно мать подарила первую цитру юной Антонине. В период работы на радио певица Колотилова исполняла русские песни и романсы, аккомпанируя себе на цитре.

«Русская кровь» в итоге победила, судьбой Антонины Яковлевны стало русское народное песенное творчество, но о своих немецких корнях она никогда не забывала. Об этом свидетельствует прекрасный фотопортрет, бережно хранимый ею, и другие известные фотографии разных лет, на которых создательница Северного хора также изображена с неизменной цитрой.

В собрании Архангельского краеведческого музея хранится цитра Антонины Яковлевны, но о ней – наш следующий рассказ.

Ж. Ю. Петриченко, заведующая отделом иторико-культурного и природного наследия Архангельского краеведческого музея.