«У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО»

Так уж случилось, что наша память о войне и все наши представления о войне мужские. Это и понятно – воевали в основном мужчины, но это и признание неполного нашего знания о войне. Никогда прежде на протяжении всей истории человечества столько женщин не участвовало в войне. Великая Отечественная явила миру пример массового героизма советских женщин в защите своего Отечества. Только по мобилизации Ленинского комсомола в армию было направлено около 500 тысяч девушек. А всего за годы войны в различных родах войск на фронте служило 800 тысяч женщин. Накануне ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ мы хотим рассказать о девчонках 41 года из Пинеги и ближайших деревень, какими они были, как уходили на фронт. Пройдём их путь вместе с ними.

ЛАМАНОВА НИНА НИКОЛАЕВНА

Ламанова Нина родилась 14 января 1923 года, окончила 7 классов Пинежской средней школы. Очаровательная девчонка с приятной улыбкой, весёлая, жизнерадостная, неутомимая общественница и активистка. Всё ей было по плечу. Когда грянула война, Нина училась в Ивантеевском трикотажном техникуме. Шли первые месяцы ожесточённых боёв, фронт был рядом, враг подбирался к Москве. Далеко – далеко в таёжных лесах затерялось её родное село Пинега, где прошло её детство, где её любили и ждали. Нина не вернулась домой. 11 декабря 1941 года родители послали ей денежный перевод. На извещении о переводе работники связи Ивантеевки сделали пометку: «Адресат выбыл на фронт». 31 декабря 1941 года Нина отправила родителям в Пинегу поздравительную телеграмму: «С новым годом, нахожусь на фронте под Можайском». На этом их связь оборвалась. За свою короткую жизнь Нина успела много – встать в ряды народного ополчения и жизнью своей защитить Москву, свой дом, маму и нас с вами. Было ей – 18 лет.

СНАЙПЕР ПРЯЛКОВА (Федухина Антонина Павловна)
Чтобы пули зря не летели, выбирай и оценивай цели! Меток будь, чтоб твоя рука, била гадов наверняка!

Эти строчки из снайперской книжки Антонины Павловны Прялковой, младшего сержанта женского взвода снайперов знаменитой 159–ой Витебской Краснознамённой орденов Кутузова и Суворова дивизии. Их было много весёлых неунывающих боевых подруг в снайперской школе при ЦК ВЛКСМ в Москве. С закрытыми глазами учились они собирать и разбирать снайперку, определять скорость ветра, движение цели, расстояние к ней, маскироваться на местности, копать ячейки, ползать по-пластунски. В начале 1944 пятьдесят девчонок были направлены в 5 армию. В летних наступательных боях под Витебском их осталось двадцать девять. А день Победы встретило всего 12 девочек. Жестоко мстили живые за гибель своих боевых подруг, за сожженные города и сёла. 21 раз командир взвода делал отметку в снайперском удостоверении Тони Прялковой, 21 фашист поплатился жизнью за злодеяния на нашей советской земле. Не женское это дело – убивать. В этом весь ужас и вся жестокость случившегося. В «кирзачах» Антонина Павловна половину Европы отмахала: Смоленск, Орша, Витебск, Вильнюс, Каунас, Кёнигсберг. За боевые заслуги снайпер Прялкова награждена медалями и орденом Красной Звезды. Но особенно ей памятна высшая награда солдатской доблести – медаль «За отвагу», которую вручили ей 8 марта, в том огненном далёком 1944 году.

ЗЕНИТЧИЦА БОБЫКИНА (Зангина Раиса Николаевна)

Танкиста защищает броня, пехотинца – окопчик, а у зенитчика – ничего нет. Оборудуя боевые порядки, он прячет от поражения всё, кроме себя. Он не роет щелей, не делает блиндажей, он не уходит от орудия даже тогда, когда самолёт пикирует на батарею. А ещё зенитчику приходится таскать пудовые снаряды. И всё это легло на плечи молодой девчонки, которой только исполнилось 20 лет. Рая Бобыкина, зенитчица 318 отдельного зенитного артиллерийского дивизиона 1-го Белорусского фронта, с 1942 по 1945 гг. с боями прошла Польшу, освободила 12 немецких городов, участница боёв на реке Одер, дошла до Берлина. Была отличником боевой и политической подготовки, комсоргом батареи. Её заслуги перед Родиной отмечены пятью правительственными наградами.

ШУЛЬГИНА НАТАЛЬЯ АНДРЕЕВНА

Наташа Шульгина родилась 26 августа 1919 в деревне Вонга в самый разгар Гражданской войны на Пинежье. Её отец, Андрей Шульгин, был красным партизаном. Была Наташа единственным ребёнком в семье. Росла сорванцом, воевала с мальчишками, защищая слабых. В 1930 году их семья переехала в Пинегу. Здесь перед самой войной отец успел построить свой дом. В ноябре 1941 г. Наташа добровольцем ушла на фронт. Воевала сержант Шульгина на 2-м Белорусском фронте под командованием Рокоссовского в войсках ПВО на радиолокационной установке. Участвовала в боях за Оршу и Смоленск, освобождала Польшу, 40 километров не дошла до Берлина, когда их часть была переброшена на Дальний Восток. Там тоже шла война с Японией. Принимала участие в разгроме Японской Квантунской армии на территории Монголии. Трудно и страшно было девчонкам на войне. Однажды их вагон с аппаратурой, следуя на фронт, стоял на запасном пути. Начался воздушный налёт немцев, бомбёжка. Весь налёт девчонки стояли вдоль стен вагона, плакали и молились. После налёта, выйдя из вагона, они увидели, что вся земля вокруг была изрыта воронками. А посреди этого месива одиноко стоял их вагон. Вернулась Наташа с войны в ноябре 1945 года.

СЁСТРЫ МИХЕЕВЫ (Горшкова Валентина Егоровна)

У колхозницы Екатерины Степановны Михеевой сыновей не было, а было 5 девочек, 5 невест. Когда началась война трое из них ушли на фронт. Это всё, что могла отдать мать для Победы – своих девочек. В мае 1942 года товарный вагон вёз Валю и Лиду на Северный фронт. Страшную картину разрушения увидели сёстры в Мурманске. Город горел, даже камень горел. Враг бомбил днём и ночью. Шквал огня обрушивался на город, когда шли караваны судов. Боевое крещение сёстры получили в первые же дни. Застигнутые сигналом тревоги бросились в бомбоубежище, впереди бежал молодой солдат. Там, где он был, появилась глубокая воронка, а Валю взрывной волной отбросило на бетонную стену газоубежища. Один из взметнувшихся валунов ударил по голове Лиду, помяв коробку противогаза, которой она прикрыла голову. Что знали они о войне? А что можно знать о войне в 18 лет… Страшные картины войны оживали в памяти, словно это было вчера. Вот разведотряд вернулся с задания, им бы отдохнуть, а тут бомбёжка, прямое попадание – и крошево из людских тел. Молодой солдат без рук и ног кричит: «Я жить хочу!». Снова налёт – и всё вокруг разрушено, дневальный убит, а часы (удивительно) – ходят. Снова воспоминания тревожат душу: корабль стоял в губе, вылетели немецкие стервятники, бомбёжка и корабль пошёл ко дну. И в этом кромешном аду, под взрывами, в воде барахтающиеся, цепляющиеся за обломки матросы. Не дай бог женщине быть солдатом на войне. Оттуда, даже если живой придёшь, душа болеть будет. Не сразу и нелегко далась девчонкам солдатская служба. Трудолюбивые и смелые сёстры стойко переносили все тяготы и лишения фронтовой жизни. Вскоре Вале было присвоено звание старшины, она стала отличником ВМФ. Радовалась мать Екатерина Степановна. В письме, полученном от командира части, было написано: «Вы можете гордиться своими дочерьми». В ноябре 1945 –го началась для сестёр Михеевых мирная жизнь.

ОЛЬКИНА (ЗАМАХОВА) ТАТЬЯНА АЛЕКСЕЕВНА

Когда началась война, Таня Олькина окончила всего лишь 4 класса. Летом ещё на «лесинах» каталась, прицепившись к лесовозу, вместе с деревенскими сорванцами, а осенью пошла работать. Семья – то большая, да и налоги огромные, жить как–то надо. «Девка, оступайся учиться, – сказала мать, – надо деньги зарабатывать». Так закончилось Танино детство, и началась взрослая трудовая жизнь. Работала с 7 утра и до 10 вечера, а по ночам дежурила в отряде ПВО на посёлке. Осенью помогали колхозам с уборкой урожая, а зимой всем мукам – мука – стахановские месячники в лесу. Заснеженная тайга, пронизывающие до костей холодные северные ветры, жгучие морозы – а они, девчонки, в худой одежонке, утопая по пояс в снегу, неумело пилили лес на корню лучковой пилой. В июне 1943 пришла повестка на фронт. Последний гудок «Курьера» и пароход медленно отчалил от пристани. Над Пинегой зазвучали слова прощальной песни. Так 18-летняя Таня попала на Карельский фронт станция Лоухи. Что поразило её, так это то, что самой станции как таковой фактически не было – немцы сравняли её с землёй. Отборные немецкие части всеми силами рвались к Кировской железной дороге, единственной магистрали, связывающей Мурманск со страной, и снабжающей доблестных защитников Заполярья всем необходимым. После принятия присяги Тане выдали винтовку и поставили на пост охранять аэростаты, которые поднимали в воздух по тревоге. Два долгих военных года были нелёгкими. 9 августа 1945 года Таня Олькина вернулась домой. Всё её богатство – 100 рублей дорожных денег, да 5 метров фланели. А дома – нищета, надеть на себя нечего, сёстры босые ходят. Как же выручила её фронтовая шинель! Перелицевав, сшила себе отличное пальто. Так началась для Тани Олькиной мирная жизнь.

ПЕРЕЛОМОВА АНАСТАСИЯ АНТОНОВНА

« … На войне не только стреляют, роют траншеи – там ещё и стирают бельё, варят кашу, пекут хлеб. Там горы бабьей работы. Чтобы солдат хорошо воевал, его надо одеть, обуть, накормить. Армия шла вперёд, а за ней 2-й фронт – прачки, хлебопёки и повара». Для Анастасии Антоновны Переломовой война началась 15 августа 1941 года. Её в числе 8 тысяч девчонок пароход «Родина» привёз с Красной пристани Архангельска в город Мурманск. Здесь она впервые узнала, что такое война, бомбёжка, тифозная вошь, голод и смерть. Это их девичьи руки строили оборону Мурманска, рыли окопы, строили дзоты и блиндажи, вели дорогу на фронт. Это они помогли задержать немца у Мурманска. В декабре 1941, ещё не оправившись и не отдохнув после оборонных работ, Анастасия Антоновна в числе 150 девчонок была призвана на фронт. Но приставили их не к винтовкам, а к котлам, да корытам. Тягали дрова как тягачи, топили печки и стирали горы грязного, завшивленного, окровавленного солдатского белья. Так и двигался за действующей армией банно – прачечный отряд 102 армии от самой Москвы и до Германии. Вместе с армией прошли через Польшу, Бессарабию, Румынию, Молдавию, Чехословакию. Она не осознавала того, что совершила, жила с убеждением, что была у неё очень негероическая должность: и на войне занималась тем, что испокон веков женщина делать должна — обстирывать, обшивать, кормить. Только без них, великих тружениц войны, Победы бы не было.

ОБОРОННИЦА БОБЫКИНА (ЧИРЦОВА)

Рассказ о своей маме, обороннице Чирцовой Любови Николаевне, принадлежит её дочери Бравановой Лидии Ивановне. «Моя мама Любовь Николаевна Чирцова, в девичестве Бобыкина, родилась 2 сентября 1914 года в д. Цимола в большой крестьянской семье. Отец её занимался строительством домов в деревне, а мать воспитывала семерых детей и управлялась по хозяйству в доме. Хозяйство было крепкое: 2 коровы и лошадь, поэтому нашу семью в 1930 году отнесли к середняцким хозяйствам и маму с братом после 4-го класса «вывели за рукав» из класса. В 11-летнем возрасте маму отправили в город – в няньки, чтоб сама зарабатывала себе на хлеб. Мама подросла и в 18 лет её выдали замуж. Жили молодые дружно, муж был военным, в 1939 году воевал на финской, а затем и на Великой Отечественной войне, с которой не вернулся – пропал без вести. Мама одна воспитывала 2-х детей. В войну сильно голодали, дети заболели дифтерией, и друг за другом умерли. После смерти детей, маму сразу же отправили на оборонные работы в Вологодскую область г. Грязовец. Там они рыли противотанковые окопы. Рвы рыли высокие, и землю приходилось перекидывать по ярусам. Работа была тяжёлая, а есть нечего, голодали ужасно, все истощали и завшивели от голода и грязи. Изредка мылись в хозяйской чёрной бане. Еды не хватало, и если удавалось, то украдкой ели помои у хозяйского поросёнка – и были рады. Зато поросёнок визжал от голода. А если вдруг картошина достанется – очень она придавала силы им для работы. В 1944 году их, больных и измождённых, отправили с оборонных работ домой. До Архангельска довезли, а до Пинеги шли пешком вдоль реки. Шли долго, подпирая и поддерживая друг друга. Когда шли по деревням, жители жалели их и подкармливали – кто, чем мог. Вернулись домой больными и измождёнными, но живыми. Вот такая трудная жизнь в годы Великой Отечественной войны была у моей мамы».

Человеческая жизнь не бесконечна и продлить её может лишь память, которая только одна побеждает время. Многое исчезает, растворяется бесследно, забывается. Если не забывать войну, появляется много ненависти, а если войну забывают – начинается новая. Так говорили древние.

ФОТО: ЖЕНЩИНЫ – УЧАСТНИЦЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (слева направо)
Комольцева Лидия Ивановна – батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи. От их исходных данных зависел успех зенитчиков.
Лемехова Галина Ивановна
– телеграфист командного пункта 6-й гвардейской Краснознамённой имени Сафонова авиационной истребительной дивизии Северного Флота
Зангина Раиса Николаевна, Мечёва Анна Семёновна – прифронтовой госпиталь Северного Военно- Морского флота
 Синюгина Надежда Семёновна – стрелок – связист эскадрилии связи
Горшкова Валентина Егоровна
Дедова Калерия Степановна
Прялухина Надежда Павловна
– младший лейтенант Ленинградского фронта
Заборцева Александра Васильевна – зенитно – артиллерийская часть Советского Заполярья
Замахова Татьяна Алексеевна
Брутова Агния Ильинична

В годы ВО войны в рядах СА служили: Просвирякова Лина Кирилловна – ефрейтор радист – связист зенитного артиллерийского полка Северного флота, Лемехова Елена Никифоровна – медсестра Волховского и 2-го Украинского фронтов, Брутова Елена Ивановна, Порядина Раиса Алексеевна – радист на военном корабле Северного флота. Погибла в море вместе с боевыми товарищами. Их корабль был потоплен врагом.

Более 1300 женщин и девушек были участницами оборонных работ 1941 года.